Выбери любимый жанр

Дом вверх дном (СИ) - "Neverall" - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

========== 1 ==========

Утро. Самое ужасное - утро перед школой. Так хочется поспать подольше, но ты должна заставить себя встать.

Будильник мерзко запиликал, а девушка, развалившись во всю длину на кровати, даже не шелохнулась, будто он её вовсе не волновал. В комнате творился полный бардак: куча разбросанных вещей и одеяло, сползшее на пол. Двери её комнаты открылись, и на пороге показалась фигура сонного паренька в пижаме-комбинезоне панды.

— Нана, просыпайся. Если опоздаешь в школу, тебе не жить, — промямлил парень, потирая глаза. — Ты оглохла? — чуть повысил голос он, поняв, что девушка как лежала, не двигаясь, так и лежит. — Поднимай свою тощую задницу и топай в ванную!

Пиликанье ненавистного будильника в придачу с монотонным и раздражающим голосом брата наконец вывели девушку из себя. Она злобно прошипела, резко поднялась на локтях и, схватив пиликающие часы, швырнула ими о стену совсем рядом с головой парня. Часы вдребезги разбились, а парень и ухом не повел.

— И тебя с добрым утром, сестренка, — зевнул он и закрыл двери.

POV Нана

После того, как брат специально громко хлопнув дверью вышел из комнаты, продолжить спать было бы преступлением по отношению к нему. Он каждое утро не ленится и приходит будить меня. За это я его и люблю.

Я сползла с кровати и недовольно поплелась к большому зеркалу. Встав перед ним, я огляделась. Одета в мешковатую пижаму, точно такую же, как у брата, только в виде зайца, волосы спутанные, под глазами мешки. Я не спала аж до двух ночи и все из-за ссоры родителей вечером. Они кричали друг на друга так, что, казалось, стены сотрясались. В таких случаях мы с Хосоком запираемся у себя в комнатах и притворяемся, что занимаемся своими делами, стараясь не обращать внимания на крики. Мы уже привыкли и прекрасно знали, что у родителей не самые радужные отношения. Так происходит каждый вечер. Ссора начинается из-за любой мелочи и переходит на личности. Мы с братом опасались развода. Конечно! Какой ребенок захочет, чтобы его родители развелись? Наши были уж слишком увлечены деньгами и работой, чтобы уделять время друг другу. Может быть, причина была как раз в этом? Да и не только друг другу, и нами, своими родными и единственными детьми, они тоже не так уж и интересовались. Если мы с Хосоком смирились с такой судьбой, то на нашу младшую сестренку Хёри было невозможно смотреть. Она всегда тяжело переносила скандалы родителей. Мы утешали её и говорили, что всё у них наладится, что они любят друг друга, но знали, что это далеко не так.

Я направилась в ванную, чтобы поскорее умыться и успеть накраситься до того, как брат снова завалится в комнату, но уже с криками и руганью. Иногда он был просто невыносим. Всегда очень строг ко мне, но на самом деле мы имели прекрасные отношения, как брат и сестра. Конечно, ругались часто. Но какие брат с сестрой не ругаются? Это даже полезно.

Одевшись в школьную форму и расчесав волосы, я кинула недовольный взгляд на разбитый будильник на полу и вышла в коридор. В это время из своей комнаты напротив моей как раз вышла сонная Хёри.

— Утречко, — пожелала я ей.

— Ага, — качнула она головой и мрачно потопала вслед за мной к лестнице. Хёри было тринадцать, но для своего возраста она была возможно даже умнее меня. Поэтому мы с ней частенько устраивали посиделки и болтали обо всем как настоящие подруги. Да, редко когда увидишь, что две сестры — подруги, но мы и вправду были таковыми. Иногда с ней было даже интереснее, чем с одноклассницами из школы.

По дороге нас уже догнал Хосок, и мы вместе спустились по большой каменной лестнице вниз. У нас был большой дом. Мы вообще были довольно обеспеченными людьми. Отцу раньше принадлежала одна небольшая компания, которая почти не приносила дохода, но он умело её раскрутил, и сейчас она превратилась в огромную собственность. Но мы все знали, что отцу этого мало. Он хотел стать наследником одной из крупнейших компаний Кореи, которой на тот момент управлял наш дедушка — папин отец. У них были не очень хорошие отношения, но папа был уверен в том, что после смерти деда компания перейдет именно в его руки, так как были еще и другие сыновья, папины братья, с которыми он не общался. Но все оказалось не так-то просто. Оказывается дед перед смертью «разделил» компанию пополам между двумя старшими сыновьями - моим отцом и его родным братом. Теперь, кажется, у них разгорелась война за «престол», и они, как мне кажется, вряд ли мирно поделят его.

Что насчет моей мамы? Она почти так же, как и отец редко интересовалась нами. Она лишь всегда требовала от нас быть детьми достойными нашей семьи. На самом деле она ужасно боялась опозориться перед высшим обществом и всегда пыталась воспитать нас, как требуется. Она каждый день разгуливала по магазинам, салонам и прочей фигне. Ухаживала и заботилась о себе лучше, чем о родных детях. Некоторые даже иногда путали нас с ней и называли сестрами, ссылаясь на то, что моя мама слишком хорошо сохранилась для своих лет. Услышав доносившиеся из кухни крики, мы остановились и все трое одновременно закатили глаза.

— Сколько можно… — прошипела я. Хосок оперся о стену и тяжело вздохнул. Хёри зажала уши.

— Не могу этого слышать… — прошептала она. Мы переглянулись с братом и стали молча разговаривать. Да, в прямом смысле. Молча. Лишь еле открывали рот. Мы любили так делать.

— «Заходи, чего стоишь?» — кивнула я ему, он приподнял брови.

— «Почему это я должен?»

— «Потому что ты всегда заходишь первым. Иди уже!» — шикнула я и кивнула на двери, откуда не прекращались доноситься голоса. Хосок насупился и недовольно открыл двери.

— Доброе утро, — вяло поздоровался он с родителями и прошел внутрь. Они тут же замолчали, но продолжали прожигать друг друга ненавистными взглядами. «Как же надоело…» — подумала я и потопала к холодильнику. Отец стоял у окна и грозно наблюдал за нами. Мама сидела за пустым столом и аккуратно подпиливала ногти, не обращая на нас внимания.

— Эй, где мой йогурт? — громко спросила я, заглядывая в холодильник.

— Сын, ты сделал то, что я тебя просил? — обратился папа к брату.

— А? — сначала не понял он. — Ах, это… Еще нет. Времени не было, — промямлил он, пытаясь приготовить себе бутерброды.

— Я же говорил, что это нужно сделать срочно.

— Почему я нигде не вижу своего йогурта? Он же стоял вот здесь! — не унималась я.

— Комнаты нужно убрать до завтра, иначе не видать вам карманных денег!

— Нам? — высунулась я наружу. — Почему это нам?

— Почему бы тебе не попросить уборщиц это сделать? — спросил брат.

— Потому что я хочу, чтобы это сделали вы. Вы сделали бардак во всем доме. У нас множество пустых комнат, в которых никто не живет, но вы и в них умудрились устроить мусорную свалку.

— Это не свалка, там стоят нужные вещи, — пробубнил брат.

— Мне без разницы. Чтобы к вечеру были чистые. Нана, ты слышала?

— Айщ, ладно… — смирилась я. — Но зачем её разбирать?

— Потому что к нам едут гости, — вмешалась в разговор мама. — Не совсем желанные родственнички, — она кинула в папу раздражительный взгляд и подула на пальцы.

— Родственники? — не понял брат. — А можно спросить, кто?

— К нам переезжает мой брат - Тэхи, если вы еще такого помните. Он ваш дядя, — объяснил папа.

— Ну и? Пусть, вон, Хосок уберет одну комнату и всё пучком, — махнула я рукой и принялась опять шариться в холодильнике в поисках своего любимого продукта. — Где этот чертов йогурт?..

— Дядя приедет не один, а со своей большой семьей.

— Радуйтесь, дети, теперь у вас появятся братья, — сказала мама. Мои глаза округлились, я развернулась на пятках и встретилась с таким же удивленным взглядом брата.

— ЧТО? — одновременно вскрикнули мы.

— Какие братья? — с опаской спросила я. — У нас же вроде нет братьев.

— У вашего дяди несколько сыновей. Они ваши кузены.

«Нет-нет-нет! Не нужно мне больше братьев! Мне и одного на всю жизнь хватит». Я уже хотела запротестовать, но вместо меня это сделал не менее возмущенный брат.

1
Литературный портал Booksfinder.ru